«Александр, 18 лет. Употребляет наркотики в течение трех…

«Александр, 18 лет. Употребляет наркотики в течение трех лет, первый год нюхал героин, через год начал колоться по совету «друзей». Сначала брал деньги у родителей, затем стал тащить из дома вещи. Лечился во многих центрах, но желания бросить наркотики нет. Неоднократно вскрывались абсцессы, после очередной передозировки был введен солевой раствор, образовался абсцесс бедра, с которого получено 500 мл гноя».


«Больная Зара, 33 года. На игле в течение 7 лет. Посадил на иглу сожитель. Бросить пыталась, не получается. Вен нет, спалила. Колется инсулиновыми шприцами в мелкие венки голени, в результате образуются язвы, не заживающие длительное время. Зарабатывает на дому чем придется».

— Пожалуйста, помогите мне! — молодая женщина держала за руку врача, ее воспаленные глаза с мольбой смотрели на женщину в белом халате. Затем она схватилась за живот и застонала.

Гульжан Саятовна помогла ей лечь и ровным голосом дала указания медсестре. Та неслышно выскользнула за дверь и, мелькнув белым халатом, исчезла в коридоре. Врач наклонилась к пациентке и положила руку ей на живот. Она почувствовала резкие толчки, живот был очень напряжен. Беременная женщина часто дышала, не в силах вдохнуть полной грудью. Облизывая пересохшие губы, она прошептала:

– Ну почему он меня так мучает!

В палату вошла медсестра со шприцем в руке. Она аккуратно сделала укол и отошла в сторону. 

– Сколько раз в день ты колешься? — Гульжан Саятовна посмотрела на пациентку, при этом взгляд ее выражал скрытую горечь.

К сожалению, врачи не имеют права на эмоции.

– Пять или шесть, – женщина сморщилась от нового приступа, – когда как.

– Когда делала последний укол?

Напоминание о наркотиках заставило женщину напрячься.