Бросил на землю окурок, который еще несколько секунд догорал. Даник…

бросил на землю окурок, который еще несколько секунд догорал. Даник смотрел на огонек, и ему казалось, что вот и его любовь, угасая, разрывает грудь, обжигая ее тлеющим пеплом.

Кирилл думал о чем-то своем. Наконец, он сказал:

– Они не местные – это точно, – Кира повернулся. – Ладно, друг, пошли отсюда.


Он не надеялся, что Данияр так легко отступит, пытался разрядить обстановку, призывая его к здравому смыслу, но даже в темноте было видно, с каким напряжением и злостью Данияр смотрел перед собой.

– Я должен поговорить с ней!

– Зачем? Все доводы бесполезны. По-моему, это ее выбор!

– Кирилл повысил голос, заставляя друга выслушать себя.

– Зачем унижаться перед той, которая тебя ни во что не ставит?

Он выбирал слова пообиднее.

– Будь мужиком – такое не прощают!

«Черт, – подумал он, – чтобы так переживать из-за девчонки!»

Кирилл чувствовал, что его доводы не действуют на стоявшего перед ним в каком-то оцепенении друга, и его охватила ярость.

– Выбрось ее из головы – полно телок вокруг! – он сплюнул под ноги и отвернулся.

– Я пойду! – оттолкнув друга, Данияр решительно двинулся вперед.

Кирилл поймал его за руку. Он понял, что другого выхода нет, как взять под свой контроль дальнейшие действия оскорбленного парня. Кира примирительно проговорил.

– Ладно, пойдем вместе.

Ребята вернулись в помещение. Народу в зале заметно поубавилось. Многие парочки, дождавшись спасительной темноты, разбрелись по парку.

Карины нигде не было – за ее столиком сидели девчонки и потягивали коктейль.

– Где она? – Жанна вздрогнула от неожиданности и подняла удивленные глаза, не узнав голос Данияра.

Он стоял рядом и тяжело дышал.

– Не знаю, – равнодушно протянула девушка, оскорбленная резким тоном юноши.

Даник рванулся к выходу, но затем, словно передумав, повернул назад. Он обошел сцену и скрылся в небольшом темном коридоре, который вел на служебную кухню и к уборным. Кирилл, догадавшись о его намерениях, кинулся вслед за другом, опрокинув по дороге стул.

Данка смотрела на Жанну широко раскрытыми глазами. Зная, что Данияр направился по следу Карины, она, закусив от волнения нижнюю губу, выскочила из-за стола и, беспомощно оглядываясь, побежала в ту же сторону.

Они стояли, прижавшись друг к другу возле небольшой лестницы и целовались. Аза жадно впился в ее губы, прижимая девушку к металлическим прутьям. Мимо сновали официанты с тяжелыми подносами, но Карина не замечала постороннего присутствия. Она отдалась своему желанию, ощущая крепкие мужские руки, сжимающие ее, словно гуттаперчевую куклу.