– Да. – Да мы его уже три раза с того света вытаскивали. – Как? – только…

– Да.

– Да мы его уже три раза с того света вытаскивали.

– Как? – только и сумела вымолвить ошеломленная девушка.

– Вот так они и врут, глядя вам прямо в глаза.

В парке было людно. Все скамейки заняты отдыхающими, в основном молодежью, как это и бывает в прохладные летние вечера. Девчонки, демонстрируя пирсинговые пупки, кучковались возле кафе и то и дело оглядывались по сторонам.


Кирилл свернул на аллею и двинулся по направлению к «Кувшину», разглядывая на ходу светловолосую девушку, идущую чуть впереди. Мода в этом сезоне была настолько удобной, что ему даже не пришлось включать воображение: светлая полоска выше талии и чуть темнее узкая полоска ниже талии составляли все одеяние юной дивы. Девчонка и вправду была хорошо сложена, и ее легкая походка делала ее еще более обворожительной.

«Ничего штучка», – подумал Кирилл, провожая ее глазами.

Он широко зевнул и прибавил шаг. Даник просил пораньше прийти, чтобы разобраться с аппаратурой. Сегодня в кафе играют знакомые ребята из их института, и этот «меломан» уже два часа возится там с проводами. В общем-то Даник и создал эту группу, когда они еще учились на первом курсе, и Кирилл, освоив барабаны, даже несколько раз выступал в этом составе, но потом надоело, и он бросил гастрольную деятельность, тем более, что в технике парень разбирался гораздо лучше, чем в музыке. Потом и Данияр ушел из группы. Пацаны увлеклись рэповскими композициями, а он потерял интерес к этому увлечению.

Кирилл усмехнулся. Этот парень вообще какой-то индивидуум: в музыке предпочитает джаз и классику, а в жизни – одну девчонку. Это в то время, когда некоторые современные музыканты не могут отличить сонату от оперы.

Парень уже подходил к кафе, когда его окликнула девушка, стоящая возле припаркованной машины.

– Кира, привет! — Жанка открыла дверцу. — Помоги донести.

Девушка указала на довольно внушительных размеров коробку, которая мирно покоилась на заднем сиденье «тойоты» цвета спелых оливок.