Да они сами нам клиентуру поставляют! Вчера…

Да они сами нам клиентуру поставляют! Вчера родился ли? И деньги срубают, и девчонками нашими пользуются, э протоколу это называется «ночной рейд по очистке города». Козлы!

Девица смачно плюнула в дальний угол комнаты.

Не все, конечно. Вот когда дежурит Палыч, даже отморозки замолкают. В воровских кругах тоже уважают порядочность, не без этого. У них здесь порядки строгие – вот держат нас здесь со всеми для отмазки.


Мужик вдруг закашлялся и, согнувшись, пытался пере – и дух. Наконец это ему удалось, и он задышал ровнее. Они что, контролируют этот бизнес?

Контролируют по полной программе, – усмехнулась со – :а и зло посмотрела на мужика.

Туберкулезник несчастный!

Кирилл и Сэм вышли из отделения вместе. Уже светало, на улице было безлюдно, и только одинокий светофор подмигивал им желтым глазом, подавая признаки жизни. Витрины магазинов сиротливо высматривали покупателей, заманивая их броской рекламой. Непривычная тишина навевала тоску, глаза болели от напряжения. Кирилл дрожал от предрассветной прохлады. Он закурил сигарету и выругался. Вся эта история с задержанием Данияра возмущала парня, он страдал от бессилия что-либо сделать. Сэм угрюмо шел рядом и молчал. Все его доводы не были услышаны этим, с позволения сказать, сержантом, который буквально уцепился за этот злосчастный пакет с героином.

Битых два часа он спорил с ним, но тот ничего не хотел слушать: парень пойман с поличным, наркотик нашли у него в кармане, и дело не ограничится простым задержанием. Он говорил заученными фразами и не проявлял при этом никаких эмоций. Привыкший к уловкам родных, он сразу же охлаждал их пыл «буквой» закона.

Сэм сильно переживал за брата. Он слушал Кирилла, который подробно описывал события этого вечера и, ни на минуту не сомневаясь в невиновности Данияра, обдумывал дальнейшие действия. В первую очередь надо успокоить мать, затем обзвонить друзей. Он найдет способ вытащить брата из беды. Никто не видел, каким образом героин оказался в кармане пиджака. Правда, Кирилл заострил внимание на группе незнакомых парней, присутствующих на вечеринке. Но кроме нахальства и грубых действий им нечего было предъявить.