Дана обняла Жанну за плечи, та стояла как каменная, прижимая…

Дана обняла Жанну за плечи, та стояла как каменная, прижимая ладонь к вспыхнувшей щеке, и смотрела на Карину.

Никто не понимал, что происходит.

– Сука ты! Воровка! Верни сейчас же пакет! – девушка хрипела. Зажатая, словно тисками, руками Киры, она вдруг разрыдалась. – Пойми, мне это нужно, необходимо…


Девушка обмякла, словно силы покинули ее, и чуть не рухнула на землю. Кирилл еле удержал ее на ногах.

– Дура! – не выдержала Жанна.

– Не видишь, куда катишься?

– Не твоего ума дело, поняла?

– Больная, я же для тебя… – девушка не успела договорить.

Карина вырвалась и, схватив

подругу за волосы, с силой дернула вниз. Жанна вскрикнула. Их опять разняли, но все увещевания друзей были бесполезны.

– Уродка, ты его уничтожила! – Карина рыдала в голос.- Ты отомстила мне, ты всегда ненавидела меня из-за своего ущербного вида.

– Заткнись! – Жанка с ненавистью посмотрела на Карину.

– Да, уродка, уродка! На тебя ни один парень не клюнет! Посмотри, – она сделала рукой круг, – никто из них не приблизится к тебе! Ты создана для унижений, ты даже на одну ночь не подходишь, слышишь, даже на одну ночь…

Кирилл резко развернул Карину к себе и дал ей пощечину. Затем встряхнул ее, приводя в чувство. Жанка, оттолкнув ошарашенную Дану, рванулась в сторону. Все произошло так быстро, что не успели друзья опомниться, как девушка скрылась из виду.

Жанна неистово работала руками. Она плыла все дальше и дальше, чувствуя только плотную толщу воды под собой и тяжелое небо над головой. Девушка не знала, сколько времени находится в воде, голова гудела, слезы душили ее, чувство горькой обиды влекло ее вперед, туда, где нет зависти и предательства. Жанка чувствовала, как усталость уже сковывает ее движения.

«Еще немного… не хочу, не буду жить…» – мысли рвались наружу, будоража воспаленный мозг, в ушах шумело, вода пыталась проникнуть внутрь, разрывая легкие. Отяжелевшие ноги опускались вниз против воли девушки. Жанна перевернулась на спину, раскинула руки и замерла – сопротивляться не было больше сил. Вот сейчас невозмутимые волны сомкнутся над ней, и вода поглотит свою добычу и нежно опустит на дно, в эту колыбель вечной тишины и покоя.

«Пусть, пусть, никому я не нужна!» – слова лихорадочно проносились в ее голове.