Думающие ученики

А что относительно основных целей? Легко ли распространить аргументацию Арьядевы от примера с царем на «царство» эговости человека? Конечно, не все аргументы окажутся одинаково актуальны. Но в целом, четвертая глава Арьядевы способна разочаровать думающих учеников в возможностях найти основания для утверждения своего Я и обоснования самомнения.

Эта тема — один из немногих случаев обращения буддийского учения к утвердительным принципам, и пятая глава в тексте Арьядевы составляет утверждающее ядро. Когда удовольствие и само, казалось бы, врожденное человеку представление о «Я» в буддийском учении оказываются подвергнуты сомнению и опровержению, тогда что останется достоверным и будет способно выполнять роль стержня человеческой жизни и, более того, роль движущей силы?

В учении Махаяны — это сопереживание, обращенное к Другим. И мотивация, вызванная этим сопереживанием, и целеполагание, устанавливаемое этой мотивацией. Так выстраиваются утвердительные принципы.

В этой формулировке представлены основные понятия, лежащие в основании базовых текстов Махаяны, в особенности сутр Праджняпа — рамиты : дух Пробуждения, Герой Пробуждения, деяния.

По афористичной формулировке Э. Конзэ, «тысячи строф Праджняпа — рамиты можно свести к двум предложениям: 1) нужно стать Бодхисаттвой, т. е. тем, кто удовлетворяется не меньшим, чем всеведение, достигаемое на благо всех существ посредством Праджняпарамиты — совершенства мудрости; 2) нет такой вещи, как Бодхисаттва или всеведение, или «существо», или совершенство мудрости, или достижение». То есть в текстах Праджняпарамиты излагается путь развития или тренировки Бодхисаттвы — «метод» и вместе с тем «мудрость»: философская интерпретация природы этого пути и всех связанных с ним элементов. В практике махаянского образовательного пути акцентируется необходимость единства «метода» и «мудрости». Почему этому придается такое значение? Такое единство отражает единство действия и понимания, единство мотивационно-волевой и познавательной сфер личности.