– Двадцать четыре, – он серьезно посмотрел на гостью, и Жанаре…

– Двадцать четыре, – он серьезно посмотрел на гостью, и Жанаре показалось, что парня забавляет этот допрос.

– Скажите, а в каком возрасте вы начали употреблять наркотики, – тщательно подбирая слова, как будто от этого изменится их смысл, и переходя к волнующей ее теме, Жанара боялась посмотреть собеседнику в глаза.


– С восемнадцати, – он как будто не обиделся на ее вопрос, но диалог получался каким-то натянутым и походил на обычный анкетный опрос. Жанаре хотелось вызвать собеседника на откровение, но как это сделать, она не знала.

Неожиданно Александр сам разрядил обстановку, будто прочитал мысли девушки.

– Давайте перейдем на «ты», – подтянувшись на руках, он приподнялся и сел.

– Хорошо, – Жанара облегченно вздохнула.

В палате было очень тихо, и девушка чувствовала, что все присутствующие следят за их разговором, который внес какое-то разнообразие в этот скучный больничный режим.

– Саша, а почему ты стал наркоманом?

– Попал в компанию – и затянуло. Хотелось попробовать чего-то новенького, неизведанного, ну, а потом уже не смог остановиться.

– А какой наркотик ты употреблял?

– Сначала курил анашу, потом, когда появились деньги, стал колоть героин, ну, – парень поморщился, – а когда втянулся – потерял работу и перестал ходить на тренировки – так у друзей что перепадало, то и ширял. А сюда попал, – продолжал он, – из-за тетралгина.

Жанара плохо понимала всю эту наркоманскую поварскую кухню и, записывая незнакомые названия, радовалась, что ее собеседник наконец-то разговорился.

Но тут совсем неожиданно Александр предложил:

– Садись, – он чуть подвинулся, приглашая ее присесть на край кровати.

Простыня с бурыми пятнами засохшей крови, неприятный запах в палате, от которого кружилась голова, и внутреннее напряжение – все это вылилось в поспешный отрицательный ответ девушки. Она замотала головой и буквально шарахнулась в сторону.