– Есть два выхода, – начал он, — либо ждать…

– Есть два выхода, – начал он, — либо ждать до восьми часов, пока появятся первые эвакуаторы, либо… – он усмехнулся, – снимай колготки.

Брови девушки поползли вверх.

-Что?

Кирилл удивлялся собственной храбрости, но почему-то рядом с этой незнакомкой он чувствовал себя легко и уверенно.


Ему захотелось укрыть ее в этой неприветливой и холодной ночи, защитить от неприятностей, прижать к своей груди.

– Снимай, снимай, я подожду на улице.

Он вышел из машины и закурил. Через некоторое время окно с шумом съехало вниз, и девушка протянула ему капроновую деталь женского туалета.

Отрезать лишние части и натянуть колготки вместо потерянного ремня отняло не очень много времени и, подтолкнув машину, Кирилл на ходу заскочил в салон и скомандовал:

– А теперь едем на первой скорости, включив аварийную сигнализацию.

Из-за густых темных волос, каскадом ниспадающих на плечи девушки, Кира не видел её лица, но чувствовал, что она улыбается.

История с колготками не на шутку ее испугала.

– Ты где живешь? — он согрелся, и ночная прогулка уже не казалась ему такой обременительной, как вначале.

Девушка посмотрела на него прямо и бесхитростно:

– В районе нового автовокзала.

– Валяй, – парень уселся поудобнее. – Не страшно ночью одной?

И опять ответ поразил своей прямотой:

– Я сестру в больницу отвозила.

Кирилл тревожно посмотрел на юную спутницу, жалея, что начал разговор в таком ироничном тоне.

– Что-нибудь серьезное?

– Пока не знаю, оставили под наблюдением, – девушка умело справилась с поворотом и глубоко вздохнула.

«Видно, у нее тоже был день не из лучших», – подумал Кирилл, уважительно взглянув на попутчицу.

Девушка пояснила:

– Мои родители в отъезде, и мы с Дашкой хозяйничаем одни. Кирилл удивился такой доверчивости: она застала его врасплох своей откровенностью, и ему захотелось ответить тем же. юноша не привык делиться с кем-либо своими мыслями и не нашелся, что сказать. Наконец, он спросил:

– А родители далеко?

– В Австралии.

Девушка улыбнулась своим мыслям.

– Папа у меня ветеринар, он там работает по контракту на ферме по разведению в домашних условиях кенгуру, а мама – врач. Мои родители никогда не расстаются, вот такие старомодные нравы, – она помолчала, – так и живем.