– Есть только одно место, где она находится…

– Есть только одно место, где она находится без охраны

– это внутренний двор школы. Без пятнадцати час девчонка выходит из здания школы и направляется в соседнее здание на урок музыки.

– Но в таких заведениях есть своя охрана, – парировал Данияр.


– Охранника я возьму на себя. Ворота тоже будут открыты, – подал, наконец, голос Тахир. – Слушай, может, ты не хочешь пачкать руки об это дерьмо? – брат Думана был менее сдержан, он раздраженно заерзал на диване.

– По-моему это была твоя идея – найти «хозяина», или ты уже забыл о своей девчонке?

Данияр вспыхнул:

– Что будет с девочкой?

Думан пожал плечами:

– Подержим пару дней да и отпустим восвояси, – он под-мигнул своему сомневающемуся напарнику.

– Она не должна пострадать, – парень был настроен серьезно.

– Само собой, – Думан улыбнулся, – а ты романтик, не ожидал.

Девочка сидела в машине, как всегда, на заднем сиденье. Водитель вёл очень аккуратно, головой отвечая за безопасность юной пассажирки. Она разложила на откидном столике учебники и вздохнула. В послед

нее время на уроки почти не оставалось времени. Обязательные посещения всевозможных концертов и светских тусовок отнимали много времени, и в свои пятнадцать лет эта симпатичная девушка разбиралась в развлечениях больше, чем во всемирной истории. Жизнь с детства носила ее на руках, девочка имела лучшие наряды, которые заказывались по зарубежным каталогам, лучшую кухню и не очень-то заботилась о своем будущем. Отца уважали и принимали в элитных домах, все прихоти дочери в виде собак, кошек, змей и других экзотических радостей беспрекословно выполнялись, и на шестнадцатом году своей беспечной жизни она была совершенно счастлива.

Прозвенел звонок, немногочисленные ученики выходили из класса. Девочка немного задержалась, собирая свою сумку, затем выбежала за дверь и легко спустилась по ступенькам. Сегодня учителя, как всегда, хвалили ее, и к этому девочка тоже уже давно привыкла. Она знала, что отец передает школе определенную сумму денег, и учителя, застигнутые врасплох обстоятельствами, не могли отвечать неблагодарностью и «наезжать» на ученицу, благодаря которой могли позволить себе некоторые земные радости.