Гендер и религия

Четыре указанных понятия — церковь, секта, деноминация и культ — полезны при анализе различных сторон организации религии, но применять их следует с большой осторожностью, поскольку они отражают специфические христианские традиции. Как показывает пример ислама, там, где распространены не христианство, а иные религии, далеко не всегда существует особая церковь, четко отделяющаяся от других институтов; и в других существующих религиях нет развитой иерархии чиновников. Индуизм, например, настолько внутренне неоднородная религия, что внутри него трудно найти признаки бюрократической организации. Кроме того, вряд ли имеет смысл называть различные направления индуизма «деноминациями».

Понятия секты и культа, вероятно, применимы более широко, но и здесь необходима известная осторожность. Группировки, подобные сектам, часто существовали внутри главных мировых религий. Они обнаруживают большинство признаков, характерных для западных сект — фанатическую приверженность, исключительность, отход от ортодоксальных взглядов. Однако некоторые из этих группировок, например в индуизме, более похожи на традиционные этнические общины, чем на христианские секты (Wilson В. 1982). У многих подобных групп не наблюдается страстности «истинных верующих», обычно присущей христианским сектам, потому что в «этических религиях» Востока существует больше терпимости к различным взглядам. Группа может «идти своим путем», не обязательно встречая сопротивление со стороны других, более прочно укоренившихся организаций. Термин «культ» имеет широкое употребление, им можно, например, охарактеризовать определенные виды милленаристских движений, однако они зачастую больше похожи на секты, чем на разновидности культов, которые имел в вид)’ Беккер, формулируя это понятие.

Понятия церкви, секты и деноминации, возможно, до известной степени обусловлены христианской культурой, но они помогают понять ту напряженность, которая обычно возникает во всех религиях между новыми течениями и установившимися организациями. Религиозные организации, просуществовавшие уже определенное время, обычно становятся бюрократическими и окостеневшими. Однако религиозные символы обладают огромной эмоциональной властью над верующими, и они сопротивляются тому, чтобы их свели до уровня рутинности. Поэтому постоянно возникают новые секты и культы. И здесь можно найти применение тому различию, которое провел Дюркгейм между сакральным и мирским. Чем больше церковные обряды становятся стандартизированными, чем больше превращаются в бездумное воспроизведение предписанных действий, тем более утрачивается элемент сакральности и религиозные ритуалы и верования начинают походить на мирские явления обыденного мира. С другой стороны, ритуальные церемонии могут способствовать оживлению ощущения особых качеств религиозного переживания и привести к вдохновляющим переживаниям, отличающимся от ортодоксальных. Группировки могут откалываться от основной части общины, привлекать протестные или сепаратистские движения или каким-либо другим образом противопоставлять себя моделям установленных ритуалов и верований.

Церкви и деноминации, как показало предшествующее обсуждение, представляют собой религиозные организации, которые характеризуются определенными системами власти. В этих иерархиях, как и в других сферах общественной жизни, женщины, как правило, от власти отстранены. Особенно ясно это видно в христианстве, но такое положение наблюдается также и во всех других главных религиях.