Как я спасла сына

Хочу поделиться своей историей с матерями, которые уже потеряли надежду, как и я когда-то. Ирония судьбы: мне не раз приходилось помогать наркозависимым, ведь я медработник по профилактике заболеваний и здоровому образу жизни. Избавиться от напасти удавалось очень немногим: то не было денег на лечение, то упустили момент, и человек уже погибал… А чаще всего у наркоманов просто не было желания спасаться.


Я не поверила сама себе, когда стала замечать перемены в поведении сына (мы жили тогда втроем: я и мои два мальчика). Сын никогда не был злым и жестоким, а тут вдруг стал еще более добрым, уступчивым. Казалось бы, чего еще надо, а у меня на сердце камень. Начинаю разговор – сердится. Даже показывал мне свои отрицательные тесты на наркотики по анализу мочи. Позже выяснилось, что он разбавлял анализы водой из сливного бачка.

Вскоре сын ушел с работы, начались проблемы с милицией. Наступил момент, когда сомнения исчезли: однажды он закрылся в туалете и долго не выходил. Я была дома и начала волноваться, звать. В ответ – молчание. Я выбила дверь – мальчик мой был при смерти: фиолетового цвета, со шприцем в вене. Удалось откачать. После этого он согласился на лечение.

Год мой сын посещал частного нарколога и не употреблял наркотики. Врач поддерживала его медикаментозными средствами   и   психотерапевтическими беседами. Но когда она уехала из города, все началось заново. Вторая клиническая смерть, опять откачала. Сын не хотел жить, часто лежал на диване и все время плакал. Все его друзья один за другим умирали или попадали в тюрьму. Перед нами была пропасть, в которую вот-вот мог угодить мой самый дорогой человек.

Однажды в 2008 году он показал мне визитку реабилитационного центра для наркозависимых «Соль Земли». Я начала уговаривать туда поехать, и помог случай. К тому времени сына несколько раз задерживала милиция, поэтому он отключил сотовый, не отвечал по домашнему телефону, не открывал двери. Однажды рано утром в квартиру стали активно стучать. Сын испугался, решив, что в такую рань может прийти только милиция, а это всего лишь соседка принесла мне газету. Парень испытал мощнейший стресс, и это помогло ему понять: дальше так жить нельзя.

Отправился в реабилитационный центр – добирался туда сутки. В дороге началась ломка… Год восстанавливался. Было сложно, но он выдержал. Теперь сам работает с наркозависимыми. Я неоднократно была там, и благодарю Бога, что сын выкарабкался и тащит за собой таких же, как он. Он всегда мне говорит: «Выживают и возвращаются к нормальной жизни только те, за кого борются близкие».