Карина подошла к своему столику, за которым глушила вином…

Карина подошла к своему столику, за которым глушила вином невыносимые терзания души Данка. Она опрокинула в себя очередной бокал и с вызовом посмотрела на подошедшую подругу своими опухшими от слез и выпитого спиртного глазами.

Девушка взяла у нее из рук пустой бокал и поставила на :тол.


– Хватит, возьми себя в руки!

– Я ему не нужна! – Данка опять скривила лицо.

– Брось его!

Карина поднялась и огляделась. Она искала глазами Азамата, с ужасом думая, что он уже не придет. Одна мысль стучала в голове: где достать дозу? Девушку лихорадило, пот струился по ее лицу, воздуха не хватало. Она беспомощно озиралась по сторонам и в отчаянии опустилаась на стул.

– Карина, пойдем, потанцуем, я приглашаю тебя, – Данияр держал руку девушки в своей.

– Не хочу, я устала.

– Скажи мне, что происходит? Тебя словно подменили. Я могу решить все твои проблемы, помочь тебе.

Девушка с сожалением и теплотой посмотрела на него.

– Ты не можешь решить мои проблемы, – она почувствовала, как какой-то комок подкатывает к горлу.

– Пойдем, – Данияр решительно взял ее за руку и повел к выходу, ограждая от неосторожных жестов танцующих.

На улице было уже совсем темно. Свежий ветерок шаловливо проникал под одежду, тут же выскальзывал, оставляя после своих легких прикосновений долгожданную прохладу. Парочка обогнула здание и, укрывшись под тяжелой молодой листвой, скрылась за поворотом.

Руки Азамата не защищали от холода, они подчиняли ее ело своей необузданной страсти, но от этого становились более притягательными.

Этот мужчина, так неожиданно появившийся в ее жизни, приносил жажду тех впечатлений, которые девушка испытывала только с ним, когда находишься между реальной действительностью с ее мучительно холодным, отрезвляющим состоянием бунтующего тела и вымышленным миром покоя, нирваны, когда вот-вот придет освобождение от земного притяжения и время останавливается, лишая разум тревожных мыслей.

Карина вздрогнула.

– Тебе холодно? – забеспокоился Данияр и, сняв легкий просторный пиджак, накинул его на плечи дрожавшей девушки. Она выскользнула из его объятий.

– Пойдем!

Жанка отделилась от общей массы и, обессилев, плюхнулась на стул.