Карина сидела перед зеркалом

Карина сидела перед зеркалом. Наклоняя голову в разные стороны, она придирчиво рассматривала сережки, подаренные матерью.

– Лучше бы купила новую «трубку», – девушка скривила губы.

Затем она взлохматила волосы, поправила тонкие бретельки на покатых загорелых плечах и довольная своим отражением принялась за макияж.


– Не понимаю, – раздался мелодичный женский голос из соседней комнаты, – зачем выбрасывать такие деньги на ветер? В твои годы я не могла позволить себе подобную роскошь.

В дверях показалась женщина средних лет с уставшими, но все еще выразительными глазами.

– Ты и сейчас не можешь себе этого позволить, — произнесла девушка, наблюдая в зеркало за реакцией матери.

– Не хами!

– Ладно, — промычала Карина и, вытянув нижнюю губу, сняла салфеткой лишний слой помады.

– И потом, – продолжала она, – эти деньги дал мне Макс.

Женщина прислонилась к двери. – Не называй его так, он все-таки твой отец.

– А тебе муж! Правда, бывший! – она с вызовом взглянула на мать.

Карина все еще не могла простить ей, что отец ушел к другой женщине.

– Ну, старушка, – раздался ее голос, чуть погодя, – как я выгляжу?

Девушка поднялась на ноги. В ее серых прозрачных глазах таилась усмешка, и сейчас Карина, как никогда, была похожа на своего отца.

Женщина внимательно посмотрела на дочь. В душе опять нарастало беспокойство, так часто тревожившее ее в последнее время, но ясный взгляд девушки успокоил ее, и мать невольно залюбовалась ею: высокая, стройная, она унаследовала смуглость отца и светлые глаза матери, что придавало ее внешности некоторую экзотичность.

– Ты выглядишь слишком взрослой, – вздохнула женщина, — я тебе позвоню.

– Хорошо, — девушка оглянулась в поисках сумки.

Еще раз взглянув на себя в зеркало, она взяла со стола телефон и подошла к матери.