Короткая не первой свежести юбка задралась, обнаруживая…

Короткая не первой свежести юбка задралась, обнаруживая темный рисунок на тонких колготках.

Ее подруга выглядела более респектабельно. Она наклонилась вперед и, повернув в его сторону голову, спросила нараспев:

– Тебя за что тормознули?


Ее умело подведенные темной подводкой глаза смотрели на него с неподдельным интересом. Данияр повернулся, и где-то под ребрами резануло, словно бритвой.

– За драку, – он чувствовал, что правый глаз начинает заплывать.

– Значит, долго здесь не задержишься, – со знанием дела заявила она, словно являлась завсегдатаем подобных заведений.

Девушки действительно чувствовали себя здесь, как рыбы в воде. Данияр вспомнил про пакет с белым порошком, и ему стало не по себе от мысли, что он серьезно влип.

Больше всего парень переживал за родных. Мать, наверное, держится, как всегда, еще и его будет подбадривать, но на душе все равно было очень паршиво.

– А вы здесь за что? – отвлекаясь от своих невеселых мыслей, спросил он девушку.

– Мы на отработке.

– На какой отработке? – не понял он.

– На производственной, ты что, лох? – девица спустила с плеча рукав и почесалась.

Сидевший напротив на деревянном стуле, сохранившимся здесь еще с прошлого века, мужчина с болезненным лицом бесцеремонно скользил глазами по голым коленкам сокамерниц.

– Сломаешь зенки, старый хрен! – отреагировала одна из них на наглого соседа и закинула ногу повыше.

Данияр отвернулся. Эта неизвестность тянется мучительно долго.

В это время лязгнул железный замок, и тяжелая дверь со скрипом отворилась. В комнате появился человек в форме, но без пояса, отчего его одежда напоминала синюю пижаму. Он улыбнулся и процедил сквозь зубы, словно открывать рот не входило в его обязанности.

– Камалова, на выход!

Девушка, сидевшая поодаль, потянулась и эффектно поднялась, затем, наклонившись, шепнула что-то своей подруге с зачесанными назад волосами и неторопливо направилась к выходу.

Дверь захлопнулась, и только звук удаляющихся каблуков еще некоторое время доносился до пленников.

– Куда ее, на допрос? – Данияр, кажется, плохо соображал.

– Ага, с пристрастием… – ответила его соседка и покачала головой.

– Они что, застукали вас с клиентами? – Данияр начинал понимать, о чем идет речь.

У девушки, похоже, кончилось терпение. Она рассмеялась и резко повернулась к парню: