Кто тебе сказал, что мы расстанемся – если…

Кто тебе сказал, что мы расстанемся

– если мы с тобой друг другу нравимся…

Данияр заметил неподвижно стоящую пару, и у него сорвался голос, но он продолжал петь, ощущая, как стучит сердце, готовое вырваться из груди. Испытывая обжигающие уколы ревности, он смотрел на Карину, на ее безвольно опущенные руки, на ту податливость, с которой девушка позволяла себя обнимать, и его голова кружилась. Но невероятным усилием воли Данияр решил допеть песню.


Фонограмма внезапно смолкла, и в зале наступила непривычная тишина. Девчонки, понимая, что Карина умыла» своего парня, все же испытывали некоторую неловкость от такого цинизма.

Данияр положил микрофон и, резко повернувшись, быстро направился к выходу. В гудящей голове мысли проносились дна за другой, и он не мог сосредоточиться. Хотелось вдохнуть свежего ночного воздуха. Кирилл перехватил друга у самой двери.

– Пойдем, покурим.

В зале опять заиграла музыка. Данка, округлив глаза и забыв про собственные неприятности, выговаривала подруге:

– Это, конечно, круто. Но тебе не кажется, что Дан не заслуживает такого издевательства?

Она сознательно назвала его Даном, зная, что Карина иногда так называла Данияра. Жанка была более категорична.

– Сука ты, Карина!

Девушка, казалось, не слышала увещеваний возмущенных подруг и вообще не понимала, что происходит вокруг. Она смотрела на Азу, который расположился за столиком возле тяжелых теневых занавесок вместе со своими пацанами, готовая по первому же зову с ним уединиться.

– Кто он? – глядя на мелькающие огни проезжающих машин, спросил Данияр.

Парень выкурил уже несколько сигарет, но никак не мог унять дрожь. Пальцы машинально сжимались в кулак до боли в руке. Кирилл стоял рядом, готовый в любой момент предупредить неожиданный порыв обиженного друга.

– Не знаю, я его с нашими раньше не видел.

Данияр попытался улыбнуться.

– Теперь понятно, почему она меня избегала в последнее время.

Кира видел, как в темноте блестят его глаза. Он попытался успокоить Данияра, положив руку ему на плечо.

– Не связывайся с ним – его окружают одни уроды.

Данияр дернулся в сторону, обжег руку и, выругавшись,