Лишь для тебя, свечой сгорая, свет берегла…

Лишь для тебя, свечой сгорая, свет берегла она в ночи.

Жанка смотрела на движущуюся впереди машину и думала о своих друзьях. Сегодня она, наконец, поговорит с Кариной начистоту, чего бы ей этого не стоило. Именно она должна встряхнуть запутавшуюся подругу, тем более что на Данку надеяться не приходится. Она опять погрузилась в собственные проблемы, не давая расслабляться этому ловеласу Салмону. Неунывающая девушка в очередной раз простила своего обожаемого парня и снова наслаждалась своим главенствующим положением в его многочисленном внештатном гареме.


Кирилл ловил глазами исчезающую под колесами разделительную полосу и думал о предстоящих выходных. Вся эта история с арестом друга изрядно вымотала парня, но вместе с Сэмом они все-таки добились, чтобы дело Данияра передали на рассмотрение другому следователю. Кирилл вздохнул, он включил музыку, чтобы заглушить беспрестанную болтовню на заднем сиденье, и полностью открыл окно. В последние дни стояла невыносимая жара, которая гнала изнуренных жителей из душного города, и парень уже почти физически ощущал живительное прикосновение прохладной воды. Он очень любил плавать и даже когда-то занимался этим видом спорта профессионально, о чем свидетельствовали развитые плечи и неторопливость в движениях.

Открыв минералку, Карина сделала несколько глотков, ощущая приятное покалывание в горле. Затем передала бутылку Санжару и откинула назад голову: тошнота не проходила, и дорога казалась бесконечно долгой. Стараясь ни о чем не думать, девушка прислушалась к оживленному разговору своих друзей.

– Салмончик, не гони! – Данка прилипла к сиденью.

Она круглыми глазами смотрела вперед вся во власти неподдельного страха.

Не обращая внимания на просьбу своей возлюбленной, Салмон невозмутимо набирал скорость, отчего машину уже начинало бросать в стороны. Мадина, глядя на него в зеркало, загадочно улыбалась, догадываясь о причине такого бахвальства за рулем: девушка не раз уже ловила на себе восхищенные взгляды этого симпатичного рослого парня и, не стесняясь, демонстрировала перед ним гибкость своего, словно вылепленного из мрамора, юного тела. Ощущая своё превосходство над нескладной, склонной к полноте Данкой, девушка не исключала возможности нового романа, снисходительно принимая при этом ухаживания Санжара.

– Данка, ты такая трусиха! – Мадина жеманно улыбнулась, чувствуя себя в центре внимания. – А я люблю быструю езду, – стараясь еще больше понравиться Салмону, поддержала его старания девушка.