– Мне звонил твой отец, – перешла в наступление…

– Мне звонил твой отец, – перешла в наступление Лиза, – ты слишком часто просишь у него деньги.

Карина нахмурилась.

– Он мне их не дает, а в последнее время вообще не отвечает на звонки.

– Зачем тебе столько денег?

– Ну ты же мне их не даешь, – девушка подняла голову и вопросительно посмотрела на мать, – ты же у нас гордая. Прозябать в нищете, зато с высоко поднятой головой — ведь это твой девиз? Карина упрямо поджала губы.


– Не надо мстить ему за то, что он ушел, – Лиза подбирала слова, – в жизни иногда такое происходит. Он не виноват. Карина, – мать дотронулась до руки дочери, – я понимаю, что ты молодая девушка и конечно тебе хочется хорошо одеваться, развлекаться с друзьями, но ты же ничего себе не покупаешь. Ты даже перестала ухаживать за собой, совсем не красишься, нам перестали звонить твои друзья, я не знаю, где ты бываешь и чем занимаешься. Рваные джинсы и старая майка – вот твой образ на сегодняшний день. Потом, — женщина пристально посмотрела на дочь, — с тобой в последнее время что-то происходит. Эти беспричинные вспышки гнева, слезы – может, ты плохо себя чувствуешь? Куда подевалась твоя цепочка, где серьги, которые подарил отец, браслет?

– Я дала их поносить девчонкам, – Карина нервно заерзала в кровати.

– Ты ничего мне не рассказываешь, я не в курсе, с кем ты встречаешься, есть ли у тебя молодой человек. Вчера, – продолжала она, глядя на дочь, – я нашла возле раковины упаковку от таблеток. Карина, это противозачаточное средство.

– Не начинай! – Карина поморщилась. Ей был неприятен этот разговор. Она отдернула руку и встала с кровати. – Твоя идеология устарела. Чего ты хочешь? Видеть меня в подвенечном платье? Белое платье, олицетворяющее невинность, которую я должна вручить своему избраннику – это сказки, мать, слышишь? – она смотрела на нее, не в силах сдержаться. – Этот жених еще до свадьбы переспит со всеми твоими подругами и, проглотив твою невинность и не подавившись, пойдет с тобой по жизни рука об руку, расширяя круг своих любовниц. Пока, насытившись твоей преданностью и порядочностью, не бросит тебя под сорок лет! – девушка замолчала. Она смотрела на мать и не понимала, почему ей так хочется ее обижать, делать больно человеку, который меньше всего этого заслуживает.