Несмотря на то, что все окна были раскрыты, а часы…

Несмотря на то, что все окна были раскрыты, а часы показывали только начало десятого, в кабинете стояла невыносимая духота.

В этом году стояло необычайно жаркое лето

— июнь месяц, а столбик термометра поднимается выше тридцати градусов.

Касымхан Мажитович осмотрел собравшихся, отметив про себя, что Галымжанов, как всегда, опоздал, а Марина — врач-реаниматолог, одна из первых заняла свое обычное место и уже сосредоточенно рассматривает результаты анализов, только что поступивших из лаборатории. Посторонний наблюдатель ни за что бы не подумал, что эта миловидная молодая женщина отдежурила в отделении целые сутки.

Дверь осторожно приоткрылась, и вошел высокий седовласый, с красиво очерченными густыми бровями мужчина. Хирург высшей категории Расулов Рахимжан Утепович уже много лет практиковал в этой больнице, и Касымхан часто советовался со своим старшим коллегой. Все были налицо. В дальнем углу послышался смешок, где примостился молодой специалист по имени Руслан — шустрый парень и немного балагур, но имеет свою точку зрения и отстаивает ее, что немаловажно для хорошего врача.

— Ну, что, — начал Касымхан Мажитович, настраивая всех присутствующих на рабочий лад. — Марина Владимировна!

Женщина взглянула на заведующего и уверенно начала свой отчет.

— Поступивших двое, — она перебирала истории болезней, лежавшие на коленях, — это Бирюков Александр, восемьдесят второго года рождения — колотая рана брюшной полости. Проведена экстренная операция, задета селезенка, состояние средней тяжести, проводится интенсивная терапия. Оперировал Тулеев Галымжан Расимович.

Касымхан посмотрел на сидящего справа от него мужчину. Плотно сжатые губы и тяжелый, слегка выдающийся вперед подбородок придавали ему излишнюю суровость, но на самом деле это человек удивительной доброты и порядочности. Касымхан улыбнулся — когда в отделении дежурят эти двое, он перевел взгляд на Марину, можно было не волноваться — все их действия были точными и профессиональными.