– Нет, спасибо! – выдавила она. Парень усмехнулся – его взгляд…

– Нет, спасибо! – выдавила она.

Парень усмехнулся – его взгляд сразу стал колючим и отчужденным. Он словно бы говорил: «Ну вот, изображаете участие и понимание, а чуть что – сразу по разные берега жизни».

– Ну, ладно, – щеки девушки горели огнем. – Не буду отнимать у тебя слишком много времени, – она не могла продолжать этот разговор, ощущая полное поражение, и чувство запоздалой вины вспыхнуло у нее в душе. – Выздоравливай, Саша.


Выйдя из палаты, девушка глубоко вздохнула. По коридору шел Касымхан Мажитович. Увидев Жанару, он улыбнулся, вскинул брови и спросил:

– Что, уже закончили? Пойдемте, – не дал он опомниться девушке, — я покажу вам, что еще может быть у этой коварной болезни.

Войдя в следующую комнату, Жанара чуть не повернула обратно. Ужасный тошнотворный запах ударил в нос – запах гниющего мяса, человеческого пота и лекарств.

В одноместном маленьком боксе – негде было развернуться. У окна стоял небольшой столик, заставленный различными банками и пакетами, которые создавали хаос на этом тесном квадратном пространстве. Рядом на стуле сидела пожилая сухонькая женщина в черном платке – смиренно сложенные на коленях руки и хрупкое телосложение делали ее совсем незаметной в плохо освещенной комнате, половину которой занимала большая железная кровать. Такие кровати с твердым матрацем предназначались для тяжелых, не ходячих больных.

Жанара посмотрела сначала на женщину, затем перевела взгляд на больного, который показался ей таким же огромным, как и койка, на которой он лежал. С первого взгляда было видно, что мужчина очень болен. Скомканная простыня укрывала только небольшую его часть ниже живота, и Жанара, глядя на его опухшее тело, почувствовала ком в горле.

Небритое неподвижное лицо, на котором живыми казались только зеленоватые глаза, стоявшая рядом капельница, от которой струились тонкие, прозрачные провода к безжизненно откинутой руке – все это производило настолько отталкивающее впечатление, что, если бы не женщина, которая после ухода доктора вдруг быстро встала со своего места и засуетилась, предлагая стул, на котором только что сидела, Жанара, наверное, выскочила бы вслед за врачом.