Нехристианские религии

Согласно этой теории, Бог хочет, чтобы все спаслись, он осеняет благодатью всех людей. Если человек не знает Евангелия, он может приобщиться к благодати Божьей через нехристианские религии. Бог трудится даже в атеисте, который «может достичь спасения, если он не будет действовать против совести из-за своего атеизма». Человек может не осознавать того, что Бог вошел в его совесть. Любой человек переживет абсолютные тайны, а это и есть опыт общения с Богом. Нельзя спастись естественной нравственностью, спасаются «анонимные христиане» даже без какого-либо выражения религиозности благодаря тому, что испытали благодать Иисуса Христа, не осознавая этого: она еще не проникла в разум, но сохраняется в сердце. По существу, откровенно мистическая «антропология тайны» предназначена для антропологического доказательства бытия Бога.

Неоавгустинизм. Помимо неотомизма, представленного значительным числом католических мыслителей (и, прежде всего, конечно, Иоанном-Павлом II, о чем речь шла в предыдущих разделах), широкое распространение в XX в. получил неоавгустинизм, еще более многоликий, чем неотомизм. Это неортодоксальное направление представлено, в частности, такими течениями, как католический спиритуализм, спиритуалистический персонализм, философия духа, философия действия, христианский экзистенциализм. Ряду католических философов систематичность, рассудочность томизма представляются явно недостаточными для удовлетворения потребности человека в постижении Бога. Не умаляя роли Фомы Аквинского в истории теолого-философской мысли католицизма, неоавгустинизм обращается прежде всего к наследию Августина и Бонавентуры, развивая таким образом мистическую, интуити — вистскую традицию христианской мысли. Вслед за Августином последователи этого направления заняты поисками индивидуального, интимного, взаимодействия Бога и человека. Основное внимание уделяется внутреннему миру личности, обладающей имманентной потребностью в непосредственном переживании связи с Богом; при этом наиболее достоверным в богопознании считается внутренний опыт. В соответствии с этим утрачивает смысл система рациональных доказательств бытия Бога, столь характерная для неотомизма, — реальность Бога обосновывается ссылкой на озарение в состоянии экстаза, на ощущение человеком своего единства с абсолютом.