Ночь уже вступила в свои права и нашла пустынный…

Ночь уже вступила в свои права и нашла пустынный берег своим дырчатым воздушным покрывалом. Карина спустилась по лестнице и вышла на улицу, кутаясь в теплую просторную рубашку. Девушка дрожала, словно осиновый лист, голова была сама не своя, и она шла в темноту, не разбирая дороги. Карина знала, что это скоро пройдет. Такое состояние часто мучило ее: девушка не могла уснуть, не находила себе места, и в такие минуты, казалось, сделала бы все, чтобы заглушить страдания новой дозой. Внезапно кто-то преградил ей дорогу. Карина, словно в тумане, подняла голову и вскрикнула: перед ней стоял Азамат.


– Хотела избавиться от меня? – парень прижал ее к себе.

Карина тяжело дышала, она все еще не верила своему счастью – вот он, ее любимый, он избавит ее от страданий, как избавлял всегда. Девушка подняла голову, и глаза ее заискрились.

– Азик, любимый, – она потянулась к нему всем телом, – как ты нашел меня?

– Я тебе не разрешал уезжать! – в его голосе послышались металлические нотки.

Карина плохо понимала, что он говорил, она вдыхала его запах, прижималась к нему и с нетерпением заглядывала в глаза.

В это время от соседнего дерева отделилась какая-то тень.

– Кто это? – Карина повернула голову.

– Это Димыч, он со мной.

Теперь девушка узнала и высокого парня, и машину, возле которой они стояли.

– Пойдем, – Азамат развернул девушку, – Димыч, жди меня в машине, – бросил он небрежно через плечо, затем подтолкнул вперед девушку и двинулся вслед за ней.

Парень проводил взглядом удаляющуюся парочку, затем раскрыл дверцу машины и, присев на переднее сиденье, включил музыку. 

Дана посмотрела на часы – половина второго. Салмон все еще не появился, и девушка, устав метаться по комнате, вышла в коридор. Там у раскрытого окна стоял Санжар и курил. Дана подошла поближе и прислонилась к стеклу.