[sape_tizer]

— Ночью Артем ушел за дозой и долго не возвращался, — слабым…

— Ночью Артем ушел за дозой и долго не возвращался, — слабым голосом продолжала она, — я терпела до утра, а потом пошла его искать. Он часто уходил и не возвращался. Ой! — больная попыталась скинуть ноги на пол, чтобы принять сидячее положение, но врач удержала ее на месте.

— Лежи, сейчас успокоится! — в груди женщины все клокотало от злости. — Ты понимаешь, что твой ребенок требует дозу, ты же сделала из него наркомана!

— Он отрывает мне внутренности! — почти закричала больная.

— Нет, это ты оторвала его от жизни!

— Лиза, — обратилась она к медсестре, — вези ее на узи и результаты сразу мне на стол.

«Ержан, 29 лет. На игле пять лет. По профессии — водитель. Начинал с «ханки», затем — героин. Сейчас на тетралгине. Деньги были, семья была, друзья все умерли. Инъекции производил в вены тыла стопы. Образовались гнойные очаги».

«Больная Сара, 48 лет. Стаж — тринадцать лет. Из интеллигентной семьи, посадил на наркотики муж, покойный. Живет случайными заработками. Раньше употребляла «ханку», героин, сейчас тетралгин в виду того, что дешевый и открыто продается в аптеках, но вызывает кучу осложнений. Вен нет. Попала в больницу с заражением крови. Места инъекций: шея, пах, подмышечная область, (видны рубцы в виде пятен, каждое пятно — это гнойник от уколов) На голени имеются трофические язвы из-за закупорки вен».

«Больная Н, 40 лет, на иглу посадил муж. Сидела на игле восемь лет. Пять лет назад попала к нам в больницу с тюремных нар. Кололась в пах, открылось кровотечение. Была перевязана артерия. Ногу сохранили. Отсидела в тюрьме, обратилась в веру, перестала колоться. Ремиссия — пять лет. Пришла к нам в гости поблагодарить и поделиться радостью — вышла замуж, родила ребенка. Остался старый рубец из прошлой жизни».

«Богдан, 28 лет. Первый раз попробовал анашу в возрасте восемнадцати лет в армии, курил периодически, пока не пришел на гражданку, после чего завязал. До 27 лет вел нормальный образ жизни, пока не встретил подругу детства, которая в то время уже сидела на игле. «Сначала она предложила мне попробовать, я не стал отказываться. И вот уже месяц, как я подсел. Попал в больницу с абсцессом. Был в отключке, друзья ввели мне солевой раствор. Собираюсь бросить, так как понимаю, что к добру это не приведет».

Лейла Хамитовна посмотрела на Касымхана, затем перевела взгляд на молодого скуластого парня, который сидел напротив и беспокойно поглядывал на врачей. Его забинтованные руки, неуклюже сложенные на коленях, постоянно были в движении. Касымхан крутил пальцами ручку и думал.