Новые религиозные движения

Хотя в последние десятилетия у традиционных церквей наблюдалось сокращение числа членов, другие формы религиозной деятельности переживали подъем. Для обозначения широкого круга религиозных и духовных групп, культов и сект, возникших в Западных странах, в том числе и в Соединенном Королевстве, рядом с основными религиями социологи используют термин новые религиозные движения (НРД). Новые религиозные движения охватывают огромное многообразие групп, от групп духовных и групп самопомощи в движении Нового века до таких своеобразных сект, как Харе Кришна (Международное общество Сознания Кришны).

Многие новые религиозные движения возникли на основе традиций основных религий, таких как индуизм, христианство и буддизм, тогда как другие восходят к традициям, практически не известным на Западе до самого последнего времени. Некоторые НРД являются по существу новыми созданиями харизматических лидеров, возглавляющих их деятельность. Такова Церковь унификации, во главе которой стоит преподобный Сан Мён Мун. Членами новых религиозных движений являются преимущественно новообращенные, а не люди, воспитанные в атмосфере какого-либо определенного вероучения. Это люди чаще всего хорошо образованные и принадлежащие к среднему классу.

Большинство новых религиозных движений, существующих на территории Великобритании, возникли в Соединенных Штатах или на Востоке, однако немногие, как, например, Общество Эстериуса или Фонд Эмина, уже существовали в Великобритании в более раннюю эпоху. После Второй мировой войны в США наблюдался гораздо более быстрый рост религиозных движений, чем когда — либо прежде в их истории, включая беспрецедентное количество слияний и размежеваний между деноминациями. Большая часть их были однодневками и просуществовали очень недолго, но некоторые приобрели многочисленных сторонников.

Были предложены различные теории, пытающиеся объяснить популярность новых религиозных движений. Некоторые исследователи утверждают, что НРД нужно рассматривать как реакцию на процесс либерализации

и секуляризации в обществе и даже внутри традиционных церквей. Люди, чувствующие, что традиционные религии стали ритуальными и утратили духовный смысл, возможно, ощущают себя более комфортно и испытывают более сильное чувство причастности в небольших, менее обезличенных новых религиозных движениях.

Другие социологи, такие как, например, выдающийся ученый Брайан Уилсон, придерживаются мнения, что новые религиозные движения являются следствием быстрых социальных сдвигов (Wilson 1982). По мере того как подрываются традиционные социальные нормы, люди начинают искать и объяснение, и утешение. Появление групп и сект, делающих упор на личную духовность, наводит на мысль, например, что многие люди испытывают потребность «восстановить связь» со своими собственными ценностями и верованиями перед лицом нестабильности и неопределенности.

Еще одним фактором, возможно, является то, что новые религиозные движения импонируют людям, которые чувствуют себя отчужденными от основной части общества. Коллективная, общинная атмосфера, царящая в сектах и культах, по мнению некоторых авторов, дает таким людям поддержку и чувство принадлежности к коллективу единомышленников. Эта идея получила дальнейшее развитие у Роя Уоллиса, который исследовал участие в новых религиозных движениях молодых людей, принадлежащих к среднему классу. Хотя с материальной точки зрения они не находятся на периферии общества, они могут испытывать одиночество в эмоциональном и духовном отношении. Участие в культе, вероятно, помогает им преодолеть это чувство отчужденности.

В своей книге «Элементарные формы новой религиозной жизни» Рой Уоллис высказал предположение, что новые религиозные движения можно лучше понять, если подразделить их на три более крупные категории (‘Wallis 1984). И хотя предложенной им классификации уже двадцать лет, она по-прежнему представляет собой полезный способ различения среди НРД. Предложенное им деление новых религиозных движений на мироутвер — ждающие, мироотвергающие и миротерпимые основывается на отношении каждой конкретной группы НРД к более широкому социальному миру.