– Ну, – продолжал он, лениво изучая внешность…

– Ну, – продолжал он, лениво изучая внешность молодого человека. – Правду говорить мы не хотим, а зря. Слушай, отморозок, – он наклонился вперед вместе со столом, – ведь мне доказывать ничего не надо: взяли тебя с «белым» в кармане, а наслаждение надо платить.


Данияр устал от его наездов.

– Я не наркоман и не знаю, как этот пакет оказался в моем кармане.

– Так, все, парень! Некогда мне с тобой здесь возиться! Или называешь имена своих «дружков», или пойдешь один на зону.

Тураев перевел дух. С первого взгляда он понял, что этот парень не имеет ничего общего с наркотой, значит, кто-то подсунул ему «бандероль». Только кто? Если бы кто из своих, то он бы перед ним не сидел. Отработанный прием. И некоторые его сотрудники практикуют такие маленькие «дела». Откупные, обычно, достаются быстро и без особого труда. Сознательные граждане понимают, что с правоохранительными органами не спорят – лучше заплатить сразу и не давать ход ну. Дальше ставки только возрастут. Уж если вляпался и пал к защитнику народа, то сиди и не рыпайся – тут тебе и бог, и царь, и сват, и брат – в одном лице.

Дверь внезапно распахнулась, и в комнату быстрыми шагами вошел высокий седовласый мужчина в форме и подошел к столу. Данияр взглянул на погоны – подполковник.

– Капитан, – обратился он к вытянувшемуся Тураеву, который, казалось, стал даже немного худее, – я еду в управление. Подготовьте отчет и все бумаги по делу Текезбаева.

Мужчина вышел из кабинета, хлопнув дверью.

«Не очень-то тебя здесь жалуют», – говорил взгляд Данияра.

«У них своя свадьба, у нас – своя», – Тураев поднял глаза на задержанного, и брови его сдвинулись:

– Ну что, будем говорить?

Азамат сидел на том же стуле, на котором совсем недавно давал показания Данияр. Он выжидающе смотрел на капитана, чуть прищурив глаза, и курил. – Твоих рук дело? – Тураев нервно бросил зажигалку на стол и поднялся.

Парень невозмутимо посмотрел на него и нехотя ответил: