– Он женат? – допрос продолжался, только…

– Он женат? – допрос продолжался, только стороны поменялись ролями.

– Женат, – не видя причину этого скрывать, ответила женщина.

Карина приподняла брови и с усмешкой бросила:

– Ты что, от тоски на него бросилась?

– Не смей так говорить! – Лиза повысила голос.


– Вот и вся твоя теория, сплошной обман, а его жена…

– Его жена тяжело больна, – прервала Лиза.

– Тем более! – отрезала дочь и отвернулась.

Аза спустился по лестнице и открыл знакомую дверь. Алик ждал его. Он нервно ходил по комнате, растирая вытянутые пальцы. Это был плохой признак, значит, разговор предстоял не из приятных. Азамат знал, что он не единственный, кого вызывал к себе Алик за сегодняшний день. Шеф никогда не собирал вместе своих парней, предпочитая разговаривать с глазу на глаз. Братва, зная о крутом нраве своего «хозяина», не очень-то охотно делилась информацией, и это вполне устраивало всех. В тех кругах, в которых вращался Аза, лишняя болтливость могла стоить жизни, и парни Алика интуитивно, уже на подсознательном уровне держались друг от друга подальше, предпочитая иметь дело только со своим шефом.

Увидев вошедшего, босс опустился на диван и уставился на своего «агента», как он любил называть своих подельников. От этого пронзительного хищного взгляда Азамат опять почувствовал неприятный холодок в своем теле.

– Вчера Гаджа снова появлялся здесь, его видели в баре, – Алик разминал свои толстые пальцы, и Азамат поймал себя на мысли, что ненавидит эти привычные глазу жесты босса. – Он мне надоел, – Алик выждал паузу, разглядывая своего помощника, словно размышляя, куда нанести ему первый удар.

Азамат знал, к чему он клонит.

– Я не понял?! – повысил голос Алик. – Кто контролирует

этот район? Ты знаешь, Аза, на последней партии кто-то хорошо нагрел руки, и я догадываюсь кто. Ты теряешь своих клиентов, эти сопляки из глубинки совсем тебя не боятся.

Алик закурил. Прищурив глаза, он смотрел на Азамата, и от того не ускользнуло нарастающее раздражение задетого за живое парня. Он снова замолчал, и Аза не смел нарушить эту давящую тишину. Наконец, Алик вздохнул и отвел глаза.