ПОБЕГ ИЗ ТЮРЬМЫ

Мы знаем, какую цену приходится платить тем, кто попал в сети пагубных пристрастий. Нам бы очень хотелось взмахнуть волшебной палочкой и, не прикладывая никаких усилий, поменять ваши вредные привычки на полезные. Но, хорошо это или плохо, дверь к изменениям отпирается изнутри. Об этом замечательно сказал суфийский поэт Руми:


Я был на грани безумия –

Так мне хотелось добраться до сути.

Я без устали колотил в дверь.

Она отворилась…

Я стучался изнутри!

Пожалуй, самый важный вопрос, который вы можете себе задать, когда решаете от чего-то избавиться, – это вопрос: А что я получу взамен?.

Вы верите в то, что возмездие за пагубное пристрастие – достаточно сильная мотивация, но мы с этим не согласны. Конечно, возможность не заболеть раком легких, циррозом печени или СПИДом – это весомый аргумент, но мы написали это все не только для того, чтобы помочь вам избежать боли. Мы понимаем, что ваше сердце и душа страстно желают освободиться из тюрьмы жалкого существования, в котором так недостает любви. Мы солидарны с вашим стремлением к свободе и счастью. Мы отдаем себе отчет в том, что вы изголодались по любви, не ограниченной никакими условиями, признанию и жизни, наполненной смыслом. Зная, что ни страсть к наркотикам, ни другие вредные привычки не смогут удовлетворить эти присущие всем потребности, мы приглашаем вас выбрать другой путь.

Единственное эффективное средство от экзистенциальной боли жизни – радость, рожденная благодаря соединению с вашим собственным духом. Этот внутренний покой, который невозможно понять умом, не бросается в глаза и не исполнен драматизма. Он безмолвен и действует умиротворяюще и ободряюще. Стремление к покою и блаженству – это путь, которым следует каждый из нас, независимо от того, считаем мы себя зависимыми от вредных привычек или нет. Мы хотим покоя, но при этом нам не должно быть скучно. Мы хотим бури эмоций, но не желаем в ней затеряться. С одной стороны, мы жаждем равновесия, а с другой – хотим испытать весь спектр человеческих переживаний. Нам нравятся советы, побуждающие нас относиться ко всему сдержанно, в том числе и к самой сдержанности.