Придя в сознание, Данияр услышал чей-то резкий голос: – Всем…

Придя в сознание, Данияр услышал чей-то резкий голос:

– Всем стоять! По местам, быстро!

Раздались какие-то щелчки, затем шаркающие поспешные шаги.

Плохо соображая, Данияр поднял голову, но расплывчатое красное пятно не давало ему возможности рассмотреть вошедших. Он понял, что его лицо залито кровью, и попытался встать, но у него ничего не получилось.


Азамат тоже лежал на полу. Рука, вывернутая Кирой, жутко болела, но приходя в себя, парень думал о другом.

Кто-то вызвал «ментов». Понимая, что они начнут осматривать всех, Азамат сжимал рукой в кармане целлофановый сверток и лихорадочно соображал. Он огляделся. Возле него стоял стул, на котором висел чей-то светлый пиджак. Недолго думая, Аза дотянулся до стула и, положив в глубокий карман пакетик, облегченно вздохнул.

Задержали десять человек. Кирилл с опухшим лицом стоял рядом с Данияром, который еле открывал один глаз и ужасно страдал.

Азамата увели в другую комнату. Его дружки, посматривая по сторонам, сидели тут же, ожидая своей очереди.

Старший сержант пробивал на компьютере данные Кирилла, а его помощник, мужчина средних лет с резкими чертами лица, обыскивал Данияра.

Вынув из кармана пиджака небольшой пакет с содержимым, не оставляющим никакого сомнения в своем кри-минальном происхождении, он посмотрел на Даника взглядом удовлетворенного добычей охотника и показал трофей напарнику. Тот присвистнул и, кивая головой, проговорил:

– Белый.

Данияр, не подозревая, что «белым» на жаргоне называют героин, все же почувствовал неясный страх перед незнакомым предметом и отрицательно замотал головой:

– Это не мое.

– Пиджак твой? – спросил, подходя, сержант совсем уже другим тоном.

– Мой.

– Подойди к столу.

Сегодня был воскресный день, и Касымхан, выйдя из спальни в десятом часу, никуда не торопился. Он любил оставаться дома в выходные и, предаваясь семейным развлечениям, проводить день в спокойной обстановке. Но сегодня надо было поработать над своими записями, и он, завтракая в одиночестве, думал о работе.

Так уж получилось, что медицина и, в частности, хирургия стала его призванием.

Мальчиком Касымхан особенно не задумывался о своем будущем, но, будучи по природе любознательным и отзывчивым, легко учился, находил время для различных увлечений и вообще являлся душой любой компании.

В институте всерьез увлекся наукой, занимаясь проблемой наркологии, тогда еще закрытой для общественности темой, разработал несколько новых методик под руководством своего учителя – профессора Исмаилова.