– Сакеновна, – подсказала негромко она. – Наш психолог, – девушка…

– Сакеновна, – подсказала негромко она.

– Наш психолог, – девушка удивленно посмотрела на заведующего, но тот продолжал как ни в чем не бывало, – она задаст вам несколько вопросов.

Касымхан Мажитович подошел к окну, возле которого лежал смуглолицый пациент и, кивая головой в его сторону, пригласил оробевшую посетительницу подойти поближе.


– Можете начать с Александра.

Задержавшись возле другого больного, врач спросил его вполголоса о самочувствии и затем быстро направился к выходу.

Жанара не знала, с чего начать. Она чувствовала на себе цепкие любопытствующие взгляды и пыталась представить, как на ее месте поступил бы профессиональный психолог, но из этого ничего не вышло. Наконец, она обратила свой взор на парня у окна, который лежал под пёстрым пододеяльником, и подошла к нему поближе. Развитое молодое тело, выделяющееся под тонкой тканью, будоражило ее воображение. Она смотрела на мускулистого мужчину, немного смущенная необычной ситуацией, и невольно разглядывала его. У парня был высокий лоб, прямые чуть нависшие темные брови, из-под которых блестели выразительные насмешливые глаза. Жанаре показалось, что он видит ее насквозь и уж никак не может разглядеть в ней больничного психолога.

Собираясь писать о наркоманах, она приготовилась к общению с недалекими, опустившимися людьми, и вид этого, казалось бы, пышущего здоровьем симпатичного молодого человека, внешне ничем не отличавшегося от остальных людей, озадачил и обескуражил и без того онемевшую от волнения писательницу.

Жанара взглянула на его руки – они обе были перебинтованы – и спросила:

– Как вас зовут?

– Александр, – спокойно ответил собеседник, нисколько не удивляясь тому, что она забыла его имя. – А сколько вам лет? – задавая простые вопросы, возникающие у нее в голове, девушка теребила в руках ручку, забывая делать пометки в своем блокноте.