Сидя на диване по-турецки, Карина нащупала в кармане…

Сидя на диване по-турецки, Карина нащупала в кармане деньги и, вспоминая разговор с отцом, довольно ухмыльнулась.

Азамат покупал сигареты, остановившись недалеко от остановки. Пожилая женщина неторопливо отсчитывала сдачу, сидя на деревянном ящике у обочины дороги. Парень не заметил, как позади него затормозил черный автомобиль, из которого вывалились два амбала. В мгновение ока они скрутили ему руки и поволокли к машине. Все произошло так быстро, что Азамат не успел даже вскрикнуть, а онемевшая продавщица так и осталась стоять, зажав в руке приготовленные деньги.


– Заходи, – молодой парень приоткрыл массивную дубовую дверь и, пропуская посетителя, посторонился.

Азамат вошел в небольшую комнату, которая находилась в подвале одного известного в городе ночного клуба. Он прищурился от яркого света. В дальнем углу, рядом с густо растущей зеленью, в низком велюровом кресле сидел мужчина средних лет и посасывал незажженную сигарету. В его толстых коротких пальцах блестела зажигалка.

Азамат судорожно сглотнул – он никак не мог отвести взгляда от этих жирных, точно вылепленных из воска, пальцев.

– Ну, здравствуй, Аза! Заходи, не стесняйся! – хозяин говорил с явным восточным акцентом. Он пошевелился, и кресло под ним жалобно заскулило.

Азамат смотрел на дорогие брюки, отливающие синевой, и не решался заговорить.

– Долго идешь, дорогой! – мужчина вынул сигарету изо рта и в упор посмотрел на парня. – Я тебя давно жду.

Он неестественно растягивал слова, отчего у Азамата пробежала дрожь по всему телу. Охранник, стоящий за спиной, пошевелился и, сложив на груди руки, подпер дверь.

Азамат знал, что должен говорить, иначе ему несдобровать.

– Алик, – голос юноши дрожал, – я как раз уже сам собирался…

Мужчина поморщился, давая понять, что нытьем его не проймешь.

– Ты должен мне деньги, Аза!