Снимая напряжение, он отвел плечи назад, плотнее прижимаясь…

Снимая напряжение, он отвел плечи назад, плотнее прижимаясь к спинке сиденья.

Уязвленная тем, что водитель никак не реагирует на ее присутствие, девушка пошла в атаку.

– Закурить можно?

Касымхан вновь посмотрел на нее в зеркало.


«Лет восемнадцать, не больше», – поймал он себя на мысли, но вслух сказал:

– Нет, нельзя!

Волна раздражения накатила на мужчину, ему противила показная самоуверенность девушки. Касымхан знал цену подобных амбиций – сигарета в зубах, обольстительная улыбка… Он чуть заметно усмехнулся: «Тоже мне, покорительница мира».

Девушка посмотрела на водителя, немного опешив от такого ответа, затем отвернулась к окну, демонстративно поправляя кофточку на груди.

«Той тоже совсем недавно исполнилось восемнадцать»,

– перед глазами хирурга возник образ молодой девушки, прооперированной накануне, после чего в его дневнике появилась новая запись: «Гнойно-септическое осложнение больной связано с инъекцией героина в паховую область. Укол в околососудистую клетчатку дал развитие воспалительного процесса. При вскрытии нарыва открылось обильное аррозивное кровотечение. Для сохранения жизни произведена перевязка бедренной артерии».

Мужчина резко остановил машину, услышав у самого уха:

– Здесь, пожалуйста.

Девушка протянула деньги и шагнула из машины.

«Красивые ноги», – заметил Касымхан.

Задержав взгляд на девушке, он машинально прошептал:

– Только бы не гангрена. Надо постараться сохранить ей конечность. 

Поднимаясь по лестнице, мужчина почувствовал усталость, которая давила на плечи, сковывая движения.

Дверь открыл сын. На ходу натягивая майку и пропуская отца в коридор, он пробурчал:

– Привет! Я ухожу.