– Только матери не говори, ладно? – она потупила глаза. – Как она? – Максат…

– Только матери не говори, ладно? – она потупила глаза.

– Как она? – Максат вновь посмотрел на часы – времени совсем не оставалось.

Не вникая в то, что пролепетала в ответ Карина, он еще раз поцеловал дочь и повернул ключ зажигания.

Набирая номер телефона, Карина смотрела на удаляющуюся машину отца. Она вышла на тротуар и направилась к высотному дому, проходя мимо киосков, тесно прижимавшихся друг к другу.


– Алло! Привет! Деньги у меня, давай встретимся сегодня в «Кувшине». Да, обязательно. Я тебя целую.

После непродолжительного молчания девушка, заметно волнуясь, произнесла.

– Нет, никто не узнает.

Перед тем как отключить телефон, Карина проверила ходящие звонки. Высвечивался один и тот же номер. «Идиот!» – она закрыла телефон и положила его в сумочку.

Внезапно начался дождь. Ударяясь лобовое стекло, тяжелые капли тон – ими струйками стекали вниз, оставляя а собой длинные неровные бороздки. Касымхан Мажитович возвращался с ночного дежурства. За окном то и дело мелькали высокие деревья, посаженные ровными рядами, а частых остановках прятались запоздалые прохожие. Застигнутые врасплох непогодой, они изучали рекламные проспекты и разглядывали счастливчиков, невозмутимо проплывающих мимо личных авто.

Касымхан торопился, но вид голосующей девушки, одиноко стоящей на обочине, заставил его остановиться. Оказавшись в машине, юная пассажирка уселась поудобнее вытирая мокрое лицо рукавом, назвала адрес.

«Черт, совсем в другую сторону», – он посмотрел в зеркало открыл было рот, но в этот момент девушка улыбнулась.

– Ладно, — мужчина включил поворот и, выждав, пока проедет «жигуленок», медленно развернулся.

Голова гудела, говорить ни о чем не хотелось, и Касымхан прибавил скорость, чтобы быстрее обернуться назад, впереди предстоял ответственный день – хорошо бы успеть много поспать. Мужчина зевнул и переключил скорость, дежурство, как назло, выдалось беспокойным.