Воспаленные красные глаза женщины свидетельствовали…

Воспаленные красные глаза женщины свидетельствовали о том, что она провела бессонную ночь. Растрепанные волосы были наспех прихвачены заколкой, но это совсем не портило ее красивого, с правильными чертами лица.

Наконец в конце коридора показался заведующий отделением, который осматривал ее дочь.


– Доктор, – глаза матери с мольбой смотрели на врача, – я мама Мадины Даутовой.

Женщина теребила носовой платок, не в силах справиться со своим волнением. Ее глаза наполнились слезами.

– Мне ничего не говорят, я позвонила мужу – он должен приехать, – голос женщины срывался. – Скажите, что с моей девочкой?

– Пройдемте в кабинет, – сказал Касымхан.

Усадив женщину на стул, он сделал небольшую паузу, чтобы собраться с мыслями, и начал малоприятный разговор. Сталкиваясь ежедневно с людским горем, он никак не мог привыкнуть к слезам матерей.

– Ваше имя, отчество?

– Даутова Алтынай Рахметовна, – собеседница поднесла руку к губам, пытаясь справиться с волнением.

– Так, – врач взял историю болезни со стола, – Даутова Мадина, девятнадцати лет. Студентка Академии международного бизнеса, – он посмотрел на мать.

Со вкусом подобранный дорогой брючный костюм бежевого цвета, легкая блузка, ухоженные ногти – непохоже, чтобы она ковырялась в земле на собственной даче, хотя сейчас понятие «дача» приобрело совсем иной смысл, особенно в дорогих районах.

– Вы знали, что у вашей дочери проблемы с наркотиками?

Мать отпрянула от стола, словно ее обожгли кипятком.

– Да что вы такое говорите? Мадина выросла в приличной семье, у нас в доме никто даже не курит. Зачем ей понадобились какие-то наркотики — у нее есть все! — она задыхалась от возмущения.

Касымхан смотрел на эту сцену, выжидая, когда женщина успокоится.

«Еще одна из тех мамаш, которые даже если и замечают неполадки у своих детей, никогда себе не признаются в этом. Приличная семья в приличном обществе, приличный вуз и удачный брак – сойти с этого намеченного, надуманного пути равносильно самоубийству. И сейчас, выйдя из кабинета, она будет говорить своим знакомым, что ее дочь лежит с аппендицитом, и, наконец, сама убедит себя в том же».