Вожди крестоносцев

В 1106 г. Хасан ибн Саббах официально принял на себя должность верховного проповедника и стал единолично руководить исмаилитами-низаритами от имени «скрытого имама в качестве не только верховного дай, но и худжжата (араб букв, доказательство), т. е. человека, поддерживающего тайный контакт со «скрытым» имамом. В борьбе со своими противниками исмаилиты прибегали к тактике террора. Мотивы тайных убийств всегда были политические: жертвами фидаев (араб, жертвующие собой) становились аббасидские халифы и министры-везиры, сельджукские военачальники-эмиры, губернаторы и высшие исламские духовные авторитеты, позднее в XII в, некоторые вожди крестоносцев в Сирии и Палестине, а также противники исмаилитско-низаритской веры люди различных религиозных убеждений мусульмане-сунниты, шииты-имамиты, исмаилиты-мусталиты, христиане. За исмаилитами закрепилась репутация неуловимых таинственных убийц, способных любыми путями настичь намеченную жертву. Слухи о том, что в процессе подготовки фидаев к совершению террористических актов их регулярно одурманивали гашишем (хагииги), дали повод к тому, что исмаилиты-низариты Ирана и Сирии получили от современников прозвище хашишийюн (т. е. употребляющие гашиш). Впоследствии, при посредничестве крестоносцев, этот термин в видоизмененной форме ассасин прочно вошел в европейские языки со значением убийца. Хотя за исмаилитами тянулся кровавый шлейф убийств, террор их не носил тотального характера.