— вспомнив про пистолет Данияра, усмехнулся он. — Даже…

— вспомнив про пистолет Данияра, усмехнулся он. — Даже если мы и выйдем на «хозяина», разговаривать с кем-либо из нас он не будет, потому что мы для него не существуем в принципе.

— Кто знает про товар? — Данияр волновался.

-Про «партию» и «место», где состоится дележ, знают только Гаджа и «главный», — Думан покачал головой, — но Гаджа отпадает — он верный пес, лучше подохнет, чем расколется. Нам надо вызвать на откровенность «главного».

— Как? — Даник ловил каждое слово своего подельника: только бы узнать, где будет происходить передача наркотиков. Они передадут эту важную информацию ментам, и те повяжут «братву» с поличным.

Думан посмотрел на брата, но тот отвел глаза. Данияр насторожился.

— Есть одна задумка, — парень тянул слова, — но надо ее об-судить.

— Говори, — Данияр подался вперед.

— Имени «главного» никто не знает, все зовут его Сова. Говорят, что контролирует он свой темный бизнес очень хорошо, и его люди постоянно находятся под контролем. Но есть у него одна слабость — его несовершеннолетняя дочь.

— К чему ты клонишь? — Данияр почувствовал вдруг, что Думан не кажется новичком в подобных делах.

— Эта девчонка — единственный наш шанс на успех, ради нее он пойдет на все.

Даник отрицательно замотал головой.

— Это преступление, я не бандит.

Думан опять перевел взгляд на брата, тот смотрел исподлобья на Данияра и молчал:

— Хорошо, — парень, казалось, сдался, — тогда разбежимся, но только груз попадет по назначению, и еще не одна девчонка сядет на иглу. — Думан откинулся на спинку и раскинул руки.

— Что ты задумал? — примирительно спросил Даник.

— Я проследил маршрут, по которому ее возят в школу.

Девчонку постоянно пасут, но если нам удастся ее захватить, Сова расколется.

— Как же мы ее возьмем, если ее пасут? — с сомнением поинтересовался Данияр, ему все еще была неприятна мысль, что в этом деле будет подвергаться опасности невинный человек.