Хочешь свести их вместе, чтобы потешить свое…

Хочешь свести их вместе, чтобы потешить свое самолюбие?

– Дура! – Карина обиженно отвернулась.

Почувствовав, что перегнула палку, Жанна примирительно спросила:

– А как же Даник?

– Он мне никто!

– Это ты, Карина, дура. Замучила парня, а ведь он…


Не справившись с нахлынувшими эмоциями, Жанна замолчала.

Карина подозрительно взглянула на подругу, но тут же успокоилась – она ей не соперница.

В комнату вошла Дана. Девушка приняла душ и теперь на ходу сушила розовым полотенцем волосы. За ней шлейфом тянулся аромат душистого мыла. Прозрачные бретельки впивались в раскрасневшиеся плечи, и она, освободившись от лифчика, с облегчением нырнула в просторную домашнюю рубашку.

– Девчонки, – девушка подняла голову, и ее слипшиеся от воды волосы повисли тонкими сосульками, – у меня в холодильнике пиво остывает, пока мать не пришла с работы, надо его уничтожить.

– Слушайте, – вспомнила она вдруг, – этот опять вчера торчал во дворе, – мы с Салмоном собрались в «клуб», выходим из подъезда, а он на скамейке сидит. Хорошо, что Салмончик ничего не заметил.

Девушка широко раскрыла глаза, явно наслаждаясь своими новостями.

– Поменьше бы лыбилась по сторонам, – Жанна смачно надкусила яблоко. – Ко мне же никто не пристает.

Подруги переглянулись. Иногда Жанкино свойство подшучивать над собой шокировало влюбленных в себя девушек. Она, как скорпион, который, скрутившись кольцом, жалит сам себя, безжалостно высмеивала собственные недостатки.

– Ну что, телки, – Жанка встала, продолжая веселить подруг, — оторвемся сегодня по полной!

В это время зазвонил телефон, Карина вздрогнула и схватила сумку, из которой доносились переливы знакомого шлягера. Девушка поднесла к уху трубку и посмотрела на подруг.

– Да, да, привет. Это ты? – в ее голосе прозвучали прохладные нотки. – Спасибо! – Карина подняла глаза вверх и, разглядывая гардину, медленно наклоняла голову в сторону – этот звонок ее забавлял.