– Значит, Карина все это время была с ним! – Данияр…

– Значит, Карина все это время была с ним! – Данияр чувствовал, как леденящий холод растекается по его спине. Он опустил голову и закрыл глаза. Жанна ощущала его близость, она слышала частое дыхание парня, и хотелось протянуть руку и погладить его по волосам, чтобы взять на себя половину его страданий. Девушка смотрела на Даника и думала о том, что сейчас, наверное, удобный момент, чтобы опорочить свою соперницу, открыть ему глаза на ее предательство, задеть его гордость, заставить посмотреть на все другими глазами, но какое-то шестое чувство сдерживало ее. Любовь не заслужишь разумными доводами, даже если весь мир ополчится против влюбленного. Если друзья в один голос будут говорить, что объект не достоин его внимания, сердце все равно оправдает своего избранника. Данияр упорно молчал, Жанна вздохнула:


– Я дам тебе адрес, – она, не отрываясь, смотрела на него, размышляя, затем решительно поднялась:

– Я поеду с тобой!

– Нет! – почти закричал Данияр.

Затем тихо добавил:

– Я поеду один, прости!

Он вышел из подъезда и остановил машину. Если Карина еще там, он увезет ее, надо только, чтобы прошло время, и она забудет о наркотиках. Он вернет ее к нормальному состоянию, потому что не может без нее жить.

Оказавшись возле незнакомой замызганной двери с отбитой ручкой, Данияр еще раз сверил номер квартиры и постучал, поскольку Жанна предупредила его, что звонок не работает. Почти сразу же послышались шаркающие шаги, затем что-то звякнуло, и дверь приоткрылась. В проеме появилась немолодая уже женщина весьма потрепанного вида. На голове у нее торчал пучок волос соломенного типа, причем не по цвету, а по составу, мутные голубые глаза, окаймленные красной полосой, вопросительно смотрели на незнакомца, желая поскорее узнать о причине его визита. Грубые руки женщины постоянно теребили полы халата, которые и без этого отвисали со всех сторон.

– Ты кто? – похоже, она не собиралась особо церемониться с нежданным гостем.

– Извините, – Данияр решил, что ошибся дверью и уже повернулся, чтобы уйти, но в это время из раскрытой двери послышались чьи-то голоса.